Пожар и взрывы на складах боеприпасов в Калиновке Винницкой области это точно не диверсия. Такое мнение в комментарии InfoResist высказал бывший главный инспектор Министерства обороны (с 2008 по 2014 года занимал ряд должностей в Секретариате Кабинета Министров по вопросам обороны), полковник запаса Иван Апаршин.


«С 2004 года есть три решения Совета безопасности относительно живучести баз, складов и арсеналов. Еще Кучма подписал первый указ про обеспечение живучести. А дальше был Ющенко и другие президенты, которые каким-то образом принимали решение относительно этой проблемы. Хотя вчера поднял все эти указы, посмотрел, ни один пункт, ни один указ не выполнен. Какая может быть диверсия? Диверсия со стороны государственных чиновников, которые не хотят выполнять указы президента. Кто бы это ни был: Ющенко, Кучма или кто-то другой. Вот в чем основная проблема», – сказал он.

Апаршин также рассказал, как в 2007- 2008 гг. лично инспектировал все арсеналы в Украине.

«Я в 2007, в 2008 годах по поручению министра обороны лично инспектировал все арсеналы Вооруженных Сил Украины. Все без исключения. В том числе и 48-й арсенал в Калиновке. Что тогда произошло? Мы выяснили, что на базе арсенала проводится незаконная утилизация боеприпасов. Почему незаконная? Потому что без соблюдения инструкций, требований. Поэтому начинали очень тщательно проверять. И начали проверять именно с программы, которая утверждена Кабинетом Министров «утилизации боеприпасов на арсеналах, складах и базах». И тогда мы выяснили, да, на самом деле, проводится утилизация, что-то приписывается, что-то не дописывается. Метал, латунь, медь налево, каким-то непонятным компаниям, которые выигрывают все тендеры. Проверили инфраструктуру этого арсенала. Были приписаны, например, обволовка 30 метров, а на самом деле там было 10 метров, ширина его 15 метров, а написано 8 метров. Какое-то противопожарное оборудование закуплено, а на самом деле оно не было закуплено. Охрана всех этих арсеналов была за счёт привлечения ВОХРовцев (военизированная охрана), бывшая советская система охраны арсеналов, они без оружия. Я проанализировал все эти вопросы, с того дня ничего не поменялось», – отметил полковник.

Дальше, как отметил Апаршин, он посмотрел программу утилизации за все эти года.

«В 2015 году было утилизировано всего 9 000 боеприпасов. То есть практически ситуация не изменилась и я уверен, что не было там диверсии. Почему не было? Смотрите, какая информация: боеприпасы, которые подпалили, это танковые, 122 миллиметра и т.д. А не подпалили боеприпасы, которые на самом деле могли бы принести очень большой урон. Там же недалеко атомная станция. Поэтому, я не воспринимаю эту позицию. Хотя я ее и могу рассматривать, но у меня как-то не сходится что-то», – добавил он.

На вопрос, случайное ли совпадение то, что пожар на складах в Калиновке произошел в день рождения Петра Порошенко, полковник сказал: «Как не связывать эти вещи? 52 года президенту, ну что за это должен отвечать президент?»

При этом он уточнил, что не считает пожар в Калиновке диверсией.

«Это самый основной объект для диверсии в Украине? Он имеет очень большое значение для Украины? У нас киевский каскад (Каскад Киевской ГЭС-ред.) имеет большое значение для Украины. Я не связываю эти две вещи. Хорошо, допустим, диверсия. Какие-то службы безопасности проводили какие-то мероприятия, они выявили и т.д. Тогда вопрос: 3,5 года война, почему кто-то имеет доступ к арсеналу, на котором хранится оружие? Здесь персональная ответственность тех, кто за это отвечает. Я не верю в это», – сказал он.

Апаршин при этом отметил, что до 2013 года за программу «Обеспечения живучести арсеналов баз и складов» персонально отвечало Министерство обороны, как центральный орган исполнительной власти.

«В 2013 году по настоянию министра обороны Лебедева были внесены изменения, и с того дня за эту программу отвечает Генеральный штаб. Вот и персональная ответственность. Главный распорядитель средств не Министерство обороны, а распорядитель средств Генеральный штаб, а также базы, склады и арсеналы. Вот вам и персональная ответственность. Почему с 2013 года, имея такое финансирование, кстати, в этом году 92,3 миллиона на эту программу. Третий вопрос: а Кабинет Министров, сам Гройсман, он сразу поехал на ликвидацию, а почему он сразу не провёл совещание, не послушал специалистов про план выполнения программы «Обеспечения живучести боеприпасов на 1995-2015 года»? А сегодня, какой год? 2017. Так программа два года назад уже закончилась. Есть новая программа? Нет. И персональная ответственность уже Кабинета Министров», – заявил полковник.

По мнению Апаршина, взорваться может вообще где угодно.

Также полковник рассказал, как в 2008 году пытались принять программу оптимизации всех военных складов.

«В 2008 году пытались через Кабинет Министров принять программу оптимизации всех этих складов, арсеналов, баз, потому что не мы их придумали, Советский Союз так придумал. Все эти базы, склады, арсеналы, сейчас информация такая, что они были перегружены оружием, боеприпасами, после того, как Советский Союз пошел из Германии. Там было очень много боеприпасов, и они все были перегружены. Мы в 2008 году пытались как-то проблему решить, чтобы боеприпасы, которые используют в Вооруженных Силах, как-то их перевести на новый инфраструктурный объект, склад, базу, арсенал. А вот на тех объектах, которые остались, постепенно увеличить финансирование, очень интенсивно провести утилизацию, в том числе за счёт трастового фонда НАТО, я лично этим занимался. К сожалению, эта идея не получила тогда какого-то продолжения. На сегодняшний день ни одного нового арсенала в Украине нет», – отметил он.

Апаршин считает, что Виктора Муженко не отправят в отставку.

«Если бы я был президентом, я бы уже сегодня отправил Муженко в отставку. И не только за этот арсенал. Это решение президента, он его принимает. А если бы я был министром, то я бы уже сегодня подал бы подачу на увольнение Муженко. Министр обороны этого не сделал, президент ещё этого не сделал. Думаю, что ничего не будет», – сказал военный.

Полковник отметил также, что назвал только три решения Совета национальной безопасности и обороны, которые введены в действие указом президента.

«Решения, введённые в действие указом президента, подлежат обязательному выполнению всеми органами власти на всей территории Украины. За невыполнение предусмотрена также и криминальная ответственность. Впоследствии невыполнения чего государству нанесены убытки. Знаете, чему я был удивлён? Прошел день после этого события и уже дают убытки в 800 миллионов долларов. Кто их видел? Кто там был? Почему за 3-4 часа была цифра 800 миллионов убытков. Это точно не диверсия. Если даже уже знают какие убытки. Месяцами подсчитывают убытки, а тут за 3 часа уже 800 миллионов. А что означают убытки 800 миллионов? Там боеприпасы, которые хранятся на учёте, они имеют окончательно балансовую стоимость. Как эти убытки определены? Почему 800 миллионов долларов? Кто определил? Какая комиссия? Кто проводил экспертизу, анализ? Какая номенклатура уничтожена, а какая не уничтожена? Ничего нет, а уже есть решение», – резюмирует он.